ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 44-КГ15-13

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 17 ноября 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского СВ. и Гетман Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Мироновой Я В к закрытому акционерному обществу «Банк Русский Стандарт» о признании недействительным пункта договоров банковского вклада, взыскании невыплаченных процентов по вкладу, неустойки компенсации морального вреда, штрафа, по встречному иску закрытого акционерного общества «Банк Русский Стандарт» к Мироновой Я В о признании договоров вклада недействительными в части взыскании денежных средств

по кассационной жалобе Мироновой Я В на решение Ленинского районного суда г. Перми от 15 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 4 февраля 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ., выслушав объяснения Мироновой Я.В. и ее представителя Богданова А.В., поддержавших доводы жалобы представителей закрытого акционерного общества «Банк Русский Стандарт Захарова С.Л., Константинова СП., Ручковой Н.Ю., Парамзиной Е.Ф просивших в удовлетворении жалобы отказать,

установила:

Миронова Я.В. обратилась в суд с иском к ЗАО «Банк Русский Стандарт» о признании недействительным пунктов 6.1 договоров банковского вклада от 14 марта 2013 г. № и № , взыскании процентов по вкладу в размере

в рублевом эквиваленте из расчета руб. коп. за в размере

руб. коп. и в рублевом эквиваленте из расчета руб. коп. за в размере руб. коп взыскании неустойки за нарушение сроков возврата вкладов и процентов по вкладам в размере руб. коп., возложении на ответчика обязанности уплатить неустойку в пользу истца в размере 3% от суммы невыплаченных процентов за каждый день просрочки за период с 1 апреля 2014 г. по день вынесения решения суда, компенсации морального вреда в размере руб., взыскании суммы штрафа в размере 50% от суммы удовлетворенных судом требований.

В обоснование исковых требований Миронова Я.В. сослалась на то что ответчик выплатил проценты по вкладу в размере, не соответствующем размеру процентов по процентным ставкам, указанным в договорах банковского вклада, отказав в выплате процентов в полном объеме. Также указала, что пункты 6.1 указанных договоров банковского вклада устанавливающие подсудность рассмотрения споров по данным договорам противоречат требованиям закона.

ЗАО «Банк Русский Стандарт» предъявил встречный иск к Мироновой Я.В. о признании договоров вклада от 14 марта 2013 г недействительными в части обязательств выплаты банком процентов в размере, превышающем размер процентной ставки, установленный по данным видам вклада, взыскании с Мироновой Я.В. денежных средств в размере и в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ РФ на день вынесения решения, взыскании с Мироновой Я.В расходов по оплате государственной пошлины в размере руб. коп.

Встречный иск мотивирован тем, что при заключении договоров вклада с Мироновой Я.В. произошел технический сбой, в результате которого в договоре вклада № ошибочно указан размер процентной ставки 9,75% вместо 4,25%, а в договоре вклада № ошибочно указан размер процентной ставки 9,25% вместо 3,75% (при сумме вклада от до ), 9,50% вместо 4% (при сумме вклада от ). Заключение договоров валютного вклада на условиях начисления процентной ставки более 9% ни в 2013 г, ни позднее клиентам банка не предлагались, такие параметры вкладов в банке на рассматриваемый период не утверждались. Кроме того, банк указал, что руководствуясь политикой минимизации финансовых рисков, осуществил зачисление на счета Мироновой Я.В. денежных средств в оспариваемом размере, что свидетельствует о неосновательном обогащении Мироновой Я.В. на сумму , зачисленную на карточный счет № и на сумму , зачисленную на карточный счет № .

Решением Ленинского районного суда г. Перми от 15 октября 2014 г оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 4 февраля 2015 г., первоначальный иск оставлен без удовлетворения, встречный иск удовлетворен.

В кассационной жалобе Миронова Я.В. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С В . от 12 октября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что 14 марта 2013 г. между ЗАО «Банк Русский Стандарт» и Мироновой Я.В. заключен договор банковского вклада «Русский Стандарт-Максимум (филиал)» № в по условиям которого вкладчик внес сумму в на срок 360 дней При этом процентная ставка по вкладу, указанная в тексте договора составляет 9,50% годовых.

14 марта 2013 г. между ЗАО «Банк Русский Стандарт» и Мироновой Я.В. заключен договор банковского вклада «Русский Стандарт Максимум (филиал)» № в , по условиям которого вкладчик внес сумму в на срок 360 дней. Процентная ставка по вкладу, указанная в тексте договора, составляет 9,75% годовых.

11 марта 2014 г. Миронова Я.В. обратилась в банк за получением денежных средств в соответствии с условиями заключенных договоров банковского вклада.

ЗАО «Банк Русский Стандарт» Мироновой Я.В. выплачены проценты по договорам в размере и .

Отказывая в удовлетворении иска Мироновой Я.В. в полном объеме суд первой инстанции, исходя из публичного характера заключенных между сторонами договоров, пришел к выводу о наличии у нее права на получение процентов по договорам банковского вклада, начисленных исходя из процентных ставок по аналогичным вкладам, установленных Условиями привлечения денежных средств во вклады, утвержденными ЗАО «Банк Русский Стандарт», для всех вкладчиков (4,25% годовых по вкладу в долларах и 4% годовых по вкладу в евро), обязанность по начислению которых исполнена банком в полном объеме, поскольку установил, что на дату заключения названных договоров ЗАО «Банк Русский Стандарт» не предлагалось заключение договоров вклада «Русский Стандарт-Максимум а также валютных вкладов с процентными ставками 9,50% или 9,75%.

Суд указал, что довод истицы о несвоевременности возврата ей суммы вкладов и процентов по ним не нашли подтверждения в судебном заседании опровергнуты материалами дела и показаниями свидетелей.

Также суд пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения встречного иска ЗАО «Банк Русский Стандарт» в связи с содержанием в указанных договорах вклада условий о выплате процентов по вкладам по процентным ставкам в размерах, не соответствующих установленным размерам процентных ставок для всех вкладчиков.

Суд второй инстанции поддержал позицию суда первой инстанции.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке предусмотренных договором.

В силу пункта 2 данной статьи договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором (статья 426).

В соответствии с пунктом 2 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

В пункте 5 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что условия публичного договора, не соответствующие требованиям, установленным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, ничтожны.

По смыслу приведенных правовых норм, между истицей и банком мог быть заключен договор банковского вклада только на тех условиях, которые утверждены уполномоченными лицами банка и существовали на момент заключения договоров.

Как установлено судом, 14 марта 2013 г. между ЗАО «Банк Русский Стандарт» и Мироновой Я.В. были заключены два договора банковского вклада «Русский Стандарт-Максимум (филиал)» № в

и№ в .

Согласно условиям подписанных сторонами договоров предполагалась выплата 9,50% и 9,75% годовых соответственно.

О подложности договоров банковского вклада банк не заявлял, но указал, что на момент заключения оспариваемых договоров максимальные размеры выплат составляли 4,25% для вкладов в и 4% для вкладов в . В связи с этим банк полагал, что в силу пункта 5 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации условия заключенных с истицей договоров в части обязательств выплаты банком процентов в размере, превышающем размер процентной ставки, установленный по данному виду вклада, ничтожны.

Суд согласился с позицией банка, однако при этом не учел положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 данной статьи не допускалось осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В силу пункта 2 названной статьи в случае несоблюдения требований предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

Согласно пункту 5 указанной статьи добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Указанные нормы предполагают, что сторона сделки, заявившая о недействительности сделки после ее заключения действует недобросовестно если ее поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Таким образом, суд должен был оценить поведение Мироновой Я.В. и ЗАО «Банк Русский Стандарт» на предмет добросовестности или недобросовестности их поведения при заключении договоров банковского вклада, в частности дать оценку тому обстоятельству, что днем ранее на аналогичных условиях банком был заключен договор с другим лицом, что по утверждению Мироновой Я.В., побудило ее к заключению оспариваемых договоров, а также заявлению представителя банка о том, что на момент заключения договора с истицей, то есть на 14 марта 2013 г., договор по вкладу «Русский Стандарт-Максимум» не заключался, так как он прекратил действие с 28 февраля 2011 г. (т. 1, л. д. 279 оборот).

Отказывая в удовлетворении требования истицы о взыскании процентов на несвоевременную выдачу суммы вклада, суд исходил из того что данное обстоятельство не подтверждено соответствующими доказательствами. Между тем судом не дана оценка доводам истицы о том что в материалах дела находится ее заявление от 11 марта 2014 г., согласно которому она просила банк возвратить ей все денежные средства находящиеся во вкладе, в полном объеме, и проценты по договору. Однако сумма вклада в размере была выплачена ей только 14 марта 2014 г. Отказ банка в своевременной выдаче денежных средств подтверждается и свидетельскими показаниями Б поскольку он вместе с истицей присутствовал в банке в момент истребования Мироновой Я.В. денежных средств.

Также суд в нарушение пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не указал в апелляционном определении мотивы, по которым он пришел к выводу о правильности отказа в признании недействительным пункта 6.1 договоров банковского вклада о подсудности спора суду по месту нахождения банка, его филиалов или представительств, и не сослался на законы, которыми при этом руководствовался.

Суд не принял во внимание, что пунктом 2 статьи 17 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» предусмотрено, что иск о защите прав потребителя может быть предъявлен по выбору истца в суд по месту жительства или пребывания истца, а в силу пункта 1 статьи 16 данного закона условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей признаются недействительными.

В нарушение положений части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд не отразил мотивы отклонения требования о взыскании морального вреда. Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» в статье 15 определено, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Из данной нормы следует, что при установлении судом факта того, что имело место нарушение прав потребителя, данное обстоятельство само по себе является основанием для компенсации морального вреда, что не было выполнено судом апелляционной инстанции. При установлении нарушения любого права потребителя моральный вред подлежит компенсации.

Данные обстоятельства судом апелляционной инстанции учтены не были. В связи с этим апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 4 февраля 2015 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 4 февраля 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

1

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 15 ЗоЗПП РФ