ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№26-КГ16-19

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 14 ф е в р а л я 2 0 1 7 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Романовского С В . и Киселева А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Цечоева Б М , Бокова Х Д , Картоевой С У , Цычоевой Р Ю , Куртоевой Р И , Барахоева М С к ОАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа», ОАО «Ингушэнерго» о защите прав потребителей

по кассационной жалобе Цечоева Б М , Бокова Х Д , Картоевой С У , Цычоевой Р Ю Куртоевой Р И , Барахоева М С на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 21 апреля 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ.,

установила:

Цечоев Б.М., Боков Х.Д., Картоева СУ., Цычоева Р.Ю., Куртоева Р.И Барахоев М.С обратились в суд с иском к ОАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа» (далее - МРСК Северного Кавказа), ОАО «Ингушэнерго» о взыскании материального ущерба штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителей компенсации морального вреда, а также возмещении судебных расходов по оплате юридических услуг и услуги по проведению экспертизы.

Решением Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 29 октября 2015 г. исковые требования удовлетворены частично.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 21 апреля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу постановлено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Цечоев Б.М., Боков Х.Д., Картоева СУ Цычоева Р.Ю., Куртоева Р.И., Барахоев М.С. просят отменить апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С от 16 января 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено и из материалов дела следует, что истцы являются потребителями электроэнергии, поставляемой ОАО «Ингушэнерго» как энергоснабжающей организацией в соответствии с публичным договором на энергоснабжение от 30 мая 2006 г.

25 июня 2013 г. между МРСК Северного Кавказа и ОАО «Ингушэнерго заключен договор оказания услуг по передаче электрической энергии, в соответствии с которым исполнитель - МРСК Северного Кавказа обязуется оказывать заказчику - ОАО «Ингушэнерго» услуги по передаче электроэнергии через технические устройства электрических сетей, принадлежащих исполнителю на праве собственности.

31 мая 2015 г. возникла аварийная ситуация, связанная с перепадом напряжения.

Согласно акту МРСК Северного Кавказа от 31 мая 2015 г., акту проверки составленному отделом Управления Роспотребнадзора по Малгобекскому району 19 августа 2015 г. № 279м, и актам мастерской по ремонту бытовой техники от 6, 7, 8, 12 июня 2015 г. бытовая техника истцов пришла в негодность в результате повышения напряжения электрической сети.

5 августа 2015 г. истцами в адрес руководителя Ингушского филиала МРСК Северного Кавказа направлена претензия о возмещении имущественного вреда, причиненного перепадом напряжения в электрической сети, которая оставлена без ответа.

Частично удовлетворяя исковые требования и взыскивая материальный ущерб с ОАО «Ингушэнерго», суд первой инстанции исходил из того, что истцам был причинен ущерб вследствие поставки ответчиком электроэнергии ненадлежащего качества. При этом ответчиком не представлено доказательств того, что вред бытовой технике истцов был причинен в результате нарушения правил эксплуатации такой техники истцами.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции указал что истцами не представлено доказательств того, что бытовая техника пришла в негодность именно 31 мая 2015 г. по причине скачка напряжения. Суд также указал, что акты мастеров по ремонту бытовой техники не могут служить допустимыми доказательствами наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими у истцов убытками, поскольку они составлены лицами, не имеющими лицензии на осуществление экспертной и оценочной деятельности.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

На основании статьи 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет. Правила предусмотренные данной статьей, применяются лишь в случаях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности.

Согласно статье 1098 Гражданского кодекса Российской Федерации продавец или изготовитель товара, исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения.

В соответствии с пунктом 5 статьи 14 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель, продавец) освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (работы, услуги).

Согласно разъяснению, содержащемуся в абзаце первом пункта 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, статья 1098 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Следовательно, бремя доказывания того, что вред имуществу потребителя электроэнергии был причинен не в результате ненадлежащего исполнения энергоснабжающей организацией своих обязанностей по договору энергоснабжения, а вследствие иных причин, возлагается на такую энергоснабжающую организацию.

Это не было учтено судом апелляционной инстанции, возложившим на истцов обязанность доказать, что причинение вреда их имуществу произошло в результате перепада напряжения в электрической сети.

Кроме того, суд апелляционной инстанции ссылался на то, что истцы проживают на улицах , и , однако в соответствии с актом МРСК Северного Кавказа от 31 мая 2015 г. перепад напряжения произошел на улицах Киевская и Панфилова, при этом доказательств перепада напряжения в электрической сети на улицах ,

и представлено не было.

Между тем судом первой инстанции установлено и сторонами не оспаривалось, что различные бытовые приборы сгорели в результате подачи в электрическую сеть повышенного напряжения в жилые дома, расположенные также по улицам , и .

В материалах дела также имеется акт проверки юридического лица ОАО «Ингушэнерго», составленный отделом Управления Роспотребнадзора по Малгобекскому району 19 августа 2015 г. по запросу Малгобекской городской прокуратуры на основании жалобы от граждан, проживающих по улицам

и , согласно которому в результате перепада напряжения 31 мая 2015 г. истцам причинен ущерб, выразившийся в повреждении их бытовой техники.

Суд апелляционной инстанции никакой оценки данному факту, имеющему существенное значение для правильного разрешения спора, не дал, чем нарушил положения пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Представленные в материалы дела акты мастерской по ремонту бытовой техники от 6, 7, 8, 12 июня 2015 г., подтверждающие размер убытков причиненных истцам, расценены судом апелляционной инстанции как недопустимые доказательства по делу и не приняты по мотиву отсутствия у подписавших их специалистов лицензии на проведение оценочной и экспертной деятельности и, как следствие, полномочий на проведение такой оценки.

Однако судом апелляционной инстанции не учтено, что в вышеперечисленных актах содержатся сведения о том, по каким причинам вышла из строя бытовая техника. Данные акты не являются отчетами об оценке или заключениями эксперта, предусмотренными Федеральным законом «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» №135-Ф3 от 29 июля 1998 г или Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» №73-Ф3 от 31 мая 2001 г. В связи с этим требования, предъявляемые к лицам, их составившим, не могут быть тождественны требованиям, предъявляемым к лицам, занимающимся оценочной или экспертной деятельностью.

Такие акты следовало квалифицировать как письменные доказательства предусмотренные статьей 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и суду с учетом этого надлежало дать им соответствующую оценку.

С учетом изложенного апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 21 апреля 2016 г. отменить направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 23.1 ЗоЗПП РФ